ЛАБОРАТОРИЯ
АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ
ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ
СИСТЕМ
  English
Главная
История лаборатории
Основные направления
Публикации
Экспедиции
Семинар
Сотрудники
Контакты

Фотогалерея

Проект РФФИ

ICASS VI: PHOTOS

Лингвистические экспедиции 2006 г.

В 2006 г. на базе лаборатории было организовано и проведено две экспедиции по  сбору текстового и словарного материала северных и южных кетских и западных эвенкийских говоров в Туруханский район и в Эвенкийский муниципальный район Красноярского края. В обеих экспедициях приняли участие студенты Института лингвистики РГГУ.

 

экспедиция в поселки Мадуйка и Советская Речка
Туруханского района Красноярского края, 2006 г.
 

Грант РФФИ 05-06-80234

Руководитель: Ольга Анатольевна Казакевич (ЛАЛС НИВЦ МГУ)

Участники: Леонид Михайлович Захаров (Филологического ф-т МГУ),
Дария Вахонева (Институт лингвистики РГГУ, 4 курс),
Елена Карвовская (Институт лингвистики РГГУ, 4 курс),
Евгения Ренковская (Институт лингвистики РГГУ, 5 курс).

 

Первая экспедиция в поселки Мадуйка и Советская Речка (Совречка) Туруханского района Красноярского края проводилась в рамках проекта Взаимодействие сегментного и супрасегментного уровней в фонетике языков Сибири (на материале контактирующих языков среднего течения Енисея и сопредельных территорий), грант РФФИ 05-06-80234).


Благоприятное стечение транспортных обстоятельств дало нам возможность поработать не только в кетском и эвенкийском поселках, как это было намечено заранее, но и на эвенкийских оленеводческих стойбищах, что позволило сравнить владение этническим языком у поселковых жителей-эвенков и у тех, кто почти постоянно находится в тундре, занимаясь традиционной хозяйственной деятельностью.

 

Языковая ситуация в поселках и на стойбищах, где работала экспедиция.

Поселок Мадуйка расположен на берегу самого большого в Туруханском районе Мундуйского озера в нескольких десятках километров к северу от Полярного круга на месте старого кетского стойбища. По данным похозяйственной книги, в поселке живет 79 человек, среди которых подавляющее большинство составляют кеты (65 человек, или 82 %). Кроме того, в поселке живут трое эвенков и 11 человек, не относящихся к коренным малочисленным народам Сибири (русские, немцы, латыш, украинка). Почти все пришлые состоят в родстве или свойстве с местными кетами. После ликвидации в начале 1980-х гг. поселка Серково Мадуйка остается единственным местом компактного проживания носителей севернокетского диалекта. Более половины жителей поселка составляют дети и молодежь, пожилых людей старше 60-и лет всего двое (80-летняя женщина и мужчина 65-и лет). К особенностям демографической ситуации в поселке можно отнести преобладание женского населения над мужским, что в принципе для малых национальных поселков Сибири не характерно.

 

История семей жителей поселка отражает историю этнических контактов, имевших место на этой территории в течение последнего столетия. 80 лет назад во время Приполярной переписи 1926-1927 гг. на берегах Енисея неподалеку от кетских стойбищ Мундуйского озера и нижнего течении реки Курейки (правого притока Енисея) располагались стойбища баишенских селькупов [Туруханская 2005]. Тесные кетско-селькупские контакты привели к ассимиляции местных селькупов кетами. Большинство сегодняшних житлей Мадуйки имеют в роду селькупских предков. Рассказывают, что еще лет 20 назад здесь можно было услышать селькупскую речь, однако сейчас в поселке не осталось ни селькупского языка, ни селькупского самосознания все потомки кетско-селькупских семей называют себя кетами. Трое мадуйских эвенков это три брата, отец которых эвенк, а мать мадуйская кетка: эвенки кочевали в районе Мандуйского озера еще полвека назад.

 

Кроме потомков кетско-селькупских и кетско-эвенкийских браков в Мадуйке живут двое потомков немецко-селькупского брака (отец немец Поволжья, ссыльнопереселенец, мать местная селькупка, самоидентификация немцы), двое потомков кетско-немецкого брака (отец кет, мать немка из детей немцев Поволжья, самоидентификация кеты) и потомок латышско-кетского брака (отец латыш, мать кетка, самоидентификация латыш).

 

Основной язык общения в Мадуйке русский. Кетским языком сегодня в разной степени владеют не более 20 человек: из них свободно говорят по-кетски четверо (двое мужчин 65-и и 58-и лет и две женщины 80-и и 57-и лет); еще 5-6 человек хорошо понимают по-кетски и могут говорить, но только на бытовые темы (самой младшей в этой группе 38 лет); человек 10 в возрасте от 35 до 50 лет понимают по-кетски и могут сказать несколько слов или простых фраз сами (интересно, что примерно половину этой группы составляют давно живущие в поселке не-кеты. Кроме того, среди молодежи есть несколько человек, которые кое-что понимают по-кетски и могут воспроизвести некоторые кетские слова (впрочем, как будет по-кетски хлеб и нож знает весь поселок).

 

Использования кетского языка ограничивается семьей, друзьями и промыслом, особенно если в доме или на промысле есть пожилые люди. Одной из основных функций, выполняемых сегодня кетским языком (помимо символической функции этнической самоидентификации) является сокрытие содержания ведущихся на нем разговоров от нежелательных слушателей. Так, родители иногда использовать кетский язык, пусть даже в сильно усеченной форме, для того, чтобы переговорить в тайне от детей.

 

Большинство семей в Мадуйке сегодня смешанные, но даже в условно кетских семьях дети по-кетски не говорят, знают только несколько слов, среди которых на первом месте nan хлеб и doń нож. Таким образом, можно заключить, что передача кетского языка от родителей к детям в Мадуйке была прервана лет 20-25 назад, что примерно соответствует времени, когда местные жители отказались от оленеводства.

 

В Мадуйке нет школы. Открытая после ликвидации поселка Серково начальная школа была закрыта несколько лет назад, а сам поселок объявлен неперспективным.  Теперь первоклассников приходится отправлять в школу-интернат в Старотуруханске. Чтобы не отрывать малышей от дома, некоторые мадуйские семьи на время учебы детей стараются переехать в расположенный в 50 км к востоку от Мундуйского озера поселок Светлогорск, построенный для обслуживания  Курейской ГЭС и имеющий среднюю школу.

 

Поселок Советская Речка (сокращенно Совречка) стоит на реке, которая когда-то называлась Боговой, но в 1930-е гг. сменила имя на Советскую (интересно, что местные эвенки, говоря по-эвенкийски, продолжают называть речку Боговой - Boγ bira). Советская-Богова речка вытекает из бывших Боговых, а ныне Советских озер и впадает в Турухан, который, в свою очередь, впадает в Енисей, являясь его левым притоком. Поселок расположен примерно в 25 км от впадения Советской речки в Турухан и примерно в 50 км от Советских озер на 70 км. севернее Полярного круга.

 

Население поселка 165 человек, среди которых 115 эвенков  (69 %), 35 селькупов (21 %), трое кетов (2 %). и 14 русских (8 %).

 

Эвенки пришли в верховья Турухана и в район Советских озер с правого берега Енисея из Илимпийской тундры только в XIX веке. Во время Приполярной переписи 1926-1927 гг. их стойбища располагались  в верховьях Турухана и на Ван-Коре (сейчас там открыто богатое газонефтяное месторождение). Этот район стал зоной интенсивных эвенкийско-селькупских контактов, иногда приводивших к ассимиляции селькупов эвенками. Потомки таких ассимилированных селькупов живут сегодня в Совречке. Они перешли на эвенкийский язык и считают себя эвенками. Однако в Совречке есть и группа неассимилированных селькупов, сохраняющих селькупскую самоидентификацию, а в среднем и старшем поколении и селькупский язык.

 

Совречка - единственный поселок в Туруханском р-не, где у жителей еще сохранились олени. Семьи, владеющие оленями (а это примерно четверть семей, приписанных к поселку), постоянно живут не в поселке, а на стойбищах, совершая сезонные перекочевки и ведя традиционное хозяйство. Это, в свою очередь, способствует сохранению этнического языка. Эвенки Совречки самая западная группа носителей северного наречия эвенкийского языка сохраняют внутрисемейную передачу этнического языка от родителей к детям. К сожалению, это происходит далеко не во всех семьях, а прежде всего в тех, что живут на стойбищах. Различие в степени владения эвенкийским языком между теми, кто постоянно живет в поселке, и теми, кто большую часть года проводит на стойбищах, особенно заметно у молодежи. В 1998 г. мы проводили первое социолингвистическое обследование Совречки. При относительном (по сравнению с другими автохтонными языками Туруханского района) благополучии эвенкийского языка у молодежи наблюдалась тенденция к преимущественному употреблению русского, а не эвенкийского языка в разговорах не только со сверстниками, но и со старшими. Поскольку все без исключения жители Совречки уже тогда владели русским языком, употребление молодыми людьми русского языка не мешала пониманию. В настоящее время эта тенденция усилилась. Кроме того, за прошедшие восемь лет уменьшилось количество семей, где родители говорят с детьми по-эвенкийски. Не последнюю роль в том, что язык сдает свои позиции, наряду со школой, играет телевидение.

 

При всем том следует отметить, что практически все взрослое население Совречки, включая не-эвенков, живущих в поселке достаточно длительное время, в той или иной степени знакомы с эвенкийским языком, хотя бы на уровне понимания или возможности сказать несколько слов. В полной мере владеют эвенкийским языком поколения эвенков старше 40 лет. В остальных возрастных группах степень владения этническим языком находится в прямой зависимости от количества времени, проводившегося в детстве и отрочестве на стойбищах. Особенно сильна эта зависимость у детей. Однако приходится констатировать, что даже на стойбищах люди все больше говорят с детьми по-русски, и дети усваивают этнический язык в основном пассивно, научаясь понимать, но не вырабатывая привычку говорить на нем, что свидетельствует о прогрессирующем в совреченской группе эвенков языковом сдвиге (переходе членов группы с этнического языка на русский).

 

В отличие от Мадуйки в Совречке есть начальная школа. В программе совреченской начальной школы предусмотрены еженедельные  уроки родного (эвенкийского) языка, однако уже два года эти уроки не проводятся. Официальная причина отсутствие квалифицированного учителя. Еще одна весьма существенная причина, которая, возможно, отвращает местных учителей от преподавания своего родного языка это неприспособленность школьных учебников эвенкийского языка, составленных на базе Полигусовского говора, относящегося к южному наречию, к использованию в школах поселков, население которых говорит на говорах северного наречия. Для учеников младших классов, в какой-то степени, хотя бы на уровне понимания, владеющих говором своего поселка,  тексты учебников  на чужом говоре оказываются непонятными, от учителя требуется адаптация школьных учебников к местному говору, а это большая дополнительная работа, к тому же никак не оплачиваемая.

 

Приходится признать, что хотя языковая ситуация в Совречке сильно отличается от ситуации Малуйки, отличие это скорее количественное, в степени развития процесса языкового сдвига (перехода с этнического языка на русский), который в Мадуйке начался примерно 20-ю годами ранее Совречки и соответственно продвинулся дальше, чем в Совречке. Тенденции развития ситуации в обоих поселках однонаправленные. Однако если в Мадуйке процесс утраты этнического языка уже вряд ли обратим, ситуацию Совречки теоретически еще можно развернуть, если появятся некие внешние факторы, способные изменить инертное отношение большинства населения поселка к языку предков.

 

Материалы, собранные во время экспедиции

В Мадуйке мы проработали две недели время между рейсовыми вертолетами и вот что нам удалось собрать за это время:

- 6 текстов на севернокетском диалекте - рассказы о жизни (2), охотничьи рассказы (3), фольклорный текст (1) (аудиозапись, видеозапись, расшифровка всех текстов);

- озвученный кетский словник объемом более 1500 единиц, записанный от 5 информантов-носителей мадуйкинского говора, различающихся по полу и возрасту (от 38 да 66 лет);

- озвученный сокращенный кетский словник объемом 400 единиц, записанный от 5 информантов в возрасте от 35 до 45 лет (этот словник включает наиболее употребительную лексику, он использовался нами для работы с информантами, слабо владеющими кетским языком);

- материалы к описанию социолингвистической ситуации в Мадуйке (проанкетировано 40 жителей, обработана похозяйственная книга);

- фотоматериалы (отснято более 2000 кадров).

 

В Совречке и на двух оленеводческих стойбищах в системе Советских озер мы тоже работали в совокупности две недели и за это время собрали;

- 24 текста на совречинском говоре илимпийского диалекта эвенкийского языка (северное наречие): диалог (1); рассказы о жизни (7), охотничьи рассказы (5), фольклорные тексты (8), песни (3) (аудиозапись, видеозапись, расшифровка всех текстов);

- озвученный эвенкийский словник объемом более 2000 единиц, записанный от 8 информантов-носителей совречинского говора эвенкийского языка, различающихся по полу и возрасту (от 19 да 75 лет);

- озвученный сокращенный эвенкийский словник объемом 400 единиц, записанный от 6 информантов-носителей совречинского говора эвенкийского языка в возрасте от 8 до 20 лет (этот словник включает наиболее употребительную лексику, он использовался нами для работы со слабо владеющими эвенкийским языком информантами).

А еще мы привезли:

- материалы к описанию социолингвистической ситуации в поселках, где работала экспедиция (проанкетировано 40 жителей Мадуйки и 73 жителя Совречки и стойбищ, обработаны поселковые похозяйственные книги);

- видеоматериалы, отражающие как функционирование кетского языка в Мадуйке и эвенкийского и селькупского языков в Совречке, так и отдельные этнокультурные реалии современной жизни поселков (10 часов); 

- фотоматериалы (более 3000 кадров).

 

Краткие сведения о поселках

Мадуйка

Население 79 чел.

Кеты 65  (82 %)

Эвенки 3 (4 %)

Прочие 11 (14 %)

Владеют в разной степени кетским языком примерно 15 чел.

Из них хорошо говорят по-кетски 4 чел. (возраст от 57 до 80 лет)

 

Совречка

Население  166 чел.

Эвенки 118 (70,2 %)

Селькупы 34 (20,3 %)

Кеты 4 (2,4 %)

Прочие 11 (6,5 %)

Владеют в разной степени эвенкийским языком примерно 100 чел.

Примерно в половине семей сохраняется внутрисемейная передача языка от родителей к детям

 

экспедиция в поселок Суломай Эвенкийского АО и поселок Бор
Туруханского района Красноярского края, 2006 г.

 

Грант РГНФ 04-04-12028в

Руководитель: Ольга Анатольевна Казакевич (ЛАЛС НИВЦ МГУ)

Участники: Евгения Ренковская (Институт лингвистики РГГУ, 5 курс)

 

Вторая экспедиция в поселок Суломай Эвенкийского АО и поселок Бор Туруханского района Красноярского края проходила с 14 по 29 сентября 2006 г. в рамках проекта Мультимедийная база данных кетского языка, (грант РГНФ 04-04-12028в).

Основной целью экспедиции была расшифровка текстов на суломайском говоре кетского языка, записанных в 2004 г. от старейшей в то время носительницы кетского языка Ольги Васильевны Латиковой (1917 - 2007) и остававшихся не расшифрованными, а также запись от Ольги Васильевны новых текстов. В свои 89 лет, несмотря на проблемы со здоровьем, Ольга Васильевна поражала своей внутренней энергией, ясным взглядом на жизнь и готовностью поделиться своими знаниями. В то время она оставалась практически единственной из кетов, для кого традиционная кетская культура до великого перелома, начавшегося в 1930-е гг. с коллективизацией, была не смутным воспоминанием детства, не рассказами родителей или старших родственников, а частью ее собственной жизни, которой она жила до 18 лет, и детали которой хорошо запомнила. Она была информантом, о работе с которым любой лингвист может только мечтать. В свое время она работала с Е.А. Крейновичем, А.П. Дульзоном, Е.А. Алексеенко. Ее дядя, шаман и сказитель, рассказывал ей сказки и предания, повторяя при этом: Запоминай и рассказывай другим, Ольга. Пусть слово мое дальше пойдет!. И рассказывая нам все, что она знала и помнила, Ольга Васильевна время от времени повторяла: Пусть слово мое к потомкам моим дальше пойдет, пусть не исчезнет оно вместе со мной, когда настанет мой час. Ни в своей семье, ни в даже поселке  у нее практически не было слушателей: кетским языком в Суломае не владеет ни молодежь, ни среднее поколение, и даже пожилые люди не знают кетской лексики, выходящей за рамки повседневности. В связи с этим с расшифровкой сделанных от Ольги Васильевны записей (во время экспедиции мы записали от нее 15 текстов, среди которых - рассказы о старинной жизни, фольклор, шаманские песнопения, традиционные песни) возникали трудности. В результате нам удалось расшифровать 6 текстов, остальные существуют пока в аудио- и видеозаписи. Помимо записи текстов и их расшифровки в Суломае была сделана аудиозапись сокращенного 400-словного кетского словаря от проживающей там носительницы сургутихинского говора (центральнокетский диалект).

 

За небольшое время пребывания в пос. Бор было проведено социолингвистическое обследование кетского населения поселка и сделана аудиозапись сокращенного 400-словного кетского словаря от трех кеток в возрасте от 40 до 55 лет (все они оказались носительницами сургутихинского говора центральнокетского диалекта).
 

Краткие сведения о поселках

 

Суломай

Население 202 человек

Кеты 153 (75,7 %)

Эвенки 8 (4 %)

Прочие 41 (20,3 %)

Владеют в разной степени кетским языком около 14 чел.

Внутрисемейная передача кетского языка прервана

 

Бор

Население 2635 человек

Из них

Кеты 65 (2,47 %)

Селькупы 7 (0,27 %)

Эвенки 16 чел. (0,6 %)

Прочие 2547 (96,66 %)

Владеют в разной степени кетским языком около 20 чел.

Внутрисемейная передача кетского языка прервана