ЛАБОРАТОРИЯ
АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ
ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ
СИСТЕМ
  English
Главная
История лаборатории
Основные направления
Публикации
Экспедиции
Семинар  
Сотрудники
Контакты

Архив 2010

 

 

Фрагменты выступления 

  

 Архив семинара Когнитивные аспекты лексикографии

 

25.05.10

Н. Н. Перцова,
доктор филологических наук,
внс ЛАЛС НИВЦ МГУ

 
Поэзия Московского университета: ИССЛЕДОВАНИЯ И НАХОДКИ ПОСЛЕДНЕГО ГОДА

В докладе суммируются результаты работы по теме Поэзия Московского университета за последний год.

Задача проекта состоит в создании стремящегося к полноте перечня поэтов Московского университета, изучении их биографий и поэтического творчества и исследовании связи их университетских знаний и поэтической практики (особенно тщательно исследуется поэзия Серебряного века).

Работа ведется в следующих направлениях.

1. Пополнение списка поэтов. Уже сейчас к имевшемуся ранее списку добавлено сто новых авторов, как широко известных, так и давно забытых. Среди первых поэты (А.Сумароков, Г.Державин, Б.Заходер), писатели-прозаики (Н.Гоголь, М.Салтыков-Щедрин, И.Гончаров, А.Герцен, В.Ерофеев), драматурги (Е.Шварц), литературные критика (В.Белинский), филологи (Д.Благой, М.Гаспаров, С.Аверинцев), философы (И.Ильин), экономисты (Н.Бухарин).

2. Изучение биографий. Проверка и уточнение биографической информации производится с привлечением архивных документов из разных хранилищ, таких как РГАЛИ, Государственный литературный музей ГЛМ, Институт мировой литературы РАН ИМЛИ. Особое внимание уделяется архивам Императорского Московского университета, 1-го МГУ и МГУ. Эта работа позволяет исправлять неточности и ошибки в биографических сведениях. Некоторых поэтов, в биографиях или автобиографиях которых говорится об их обучении в Московском университете, мы не смогли найти среди студентов; другие, напротив, вопреки общеизвестным данным оказываются питомцами Московского университета: так, Г.Шенгели до Харьковского университета, который обычно упоминается в его биографиях, учился в Московском. В некоторых случаях у нас нет уверенности, что нам удастся заполнить белые пятна в биографиях; так, после 1934 г. у нас нет сведений о В.Бутягиной, со второй половины 1930-х о репрессированном Н.Захарове-Мэнском, после 1938 г. о епископе Арсении (Денисове).

3. Поиски поэтического наследия. Кроме естественного просмотра доступных публикаций, мы стремимся найти и редкие издания, порой отсутствующие в библиотеках. Так, в одном из частных собраний мы обнаружили выпуск студенческого литературного журнала Студия, издававшегося в 191516 гг., а среди его авторов двух студентов Московского университета Н.Преображенского (псевдоним Неол Рудин) и И.Шехтмана (впоследствии прозаик и драматург Кремлев). Ведется и поиск неопубликованных произведений. Так, правообладатели наследия философа Ивана Ильина согласились предоставить нам два его никогда не публиковавшихся произведения стихотворение в прозе и шуточную поэму. Обнаружив в автобиографии пушкиниста Д.Благого упоминание о том, что он с юности писал стихи, мы связались с его внучкой А.Благой, которая сообщила, что все поэтическое наследие ученого пропало после его смерти, однако в альбоме Н.Минаева, хранящемся в ГЛМ, нам удалось найти автограф стихотворения Благого, датированный 1926 г.

4. Изучение научных интересов. Профессиональное наследие известных ученых (от М.Ломоносова до математика, искусствоведа и богослова П.Флоренского или биолога и физика А.Чижевского) известно по их опубликованным работам. Для большинства же студентов-поэтов их научные интересы можно выявить, изучая архивы (например, в ЦИАМ хранятся некоторые удачные студенческие работы), мемуары (например, Начало века А.Белого, автобиографическая проза М.Осоргина), программы тех факультетов и отделений, где они учились, и фамилии их учителей. Так, во многих стихах и мемуарах начала XX века присутствует имя проф. С.Н.Трубецкого и упоминание его курса по Платону. Демиургом своей души назвал его в своем неопубликованном стихотворении (РО ГЛМ) студент Е.Архиппов, которому довелось говорить с профессором вне стен университета лишь однажды. Интересны и случаи, когда отношения учителя и ученика переходят в дружбу.

 5. Изучение студенческих групп. В университетские годы складывались группы, которым предстояло сыграть заметную роль в развитии русской культуры. Достаточно вспомнить содружество, собравшееся в начале XIX века вокруг пансионского альманаха Каллиопа, круг А.Герцена Н.Огарева, объединения символистов разных волн, группировавшиеся вокруг А. Белого (многие из гимназии Л.И.Поливанова) и В.Ходасевича (многие из III Московской гимназии). Университетское чувство локтя сопровождало их на протяжении всей жизни: давно закончив университет, они продолжали общее дело. Так, преимущественно  писатели выпускники Московского университета сотрудничали с журналом Маковец (Сергиев Посад, 1922, № 1 и 2). Отметим, кстати, что именно изучение списка авторов Маковца добавило в наш перечень университетских поэтов два доселе неизвестных нам имени: Н.Ливкин и Е.Шиллинг. В отличие от братства Царскосельского лицея, неформальные объединения поэтов Московского университета изучены еще недостаточно.

6. Привлечение культурного и научного контекста. Науки и искусства в Московском университете развивались, естественно, не изолированно, а в русле общего движения мысли. Поэтому нам необходимо привлекать те научные и художественные достижения, которые возникли вне рамок Московского университета, но повлияли на его питомцев. Так, изучая университетских футуристов, нельзя игнорировать творчество лидеров этого движения, с Московским университетом не связанных: И.Северянина, В.Хлебникова, В.Маяковского, А.Крученых и др.

7. Исследование особенностей идиостиля. Мы обращаем особое внимание на лингвистические особенности университетской поэзии, в частности на словотворчество таких поэтов, как Вяч.Иванов, А.Белый, С.Третьяков, Н.Асеев и др.