ЛАБОРАТОРИЯ
АВТОМАТИЗИРОВАННЫХ
ЛЕКСИКОГРАФИЧЕСКИХ
СИСТЕМ
  English
Главная
История лаборатории
Основные направления
Публикации
Экспедиции
Семинар  
Сотрудники
Контакты

Архив 2001-2008

 Архив семинара Когнитивные аспекты лексикографии

 

23.12.08

О. А. Казакевич
кандидат филологических наук,
ведущий научный сотрудник, зав. лабораторией,
НИВЦ
МГУ

Дневник директора северной школы

В докладе речь пойдет о фрагменте дневника замечательного лингвиста и этнографа, исследователя самодийских языков и традиционной культуры самодийских народов Г. Н. Прокофьева, охватывающем период с 28 сентября 1925 г. по 17 сентября 1926 г., то есть первый год его работы в школе поселка Янов Стан. Это не личный, а скорее экспедиционный, полевой дневник. В нем подробно рассказывается о повседневной жизни школы, о встречах с людьми, приезжающими на факторию, о бурлящей политической жизни, о беседах с учениками, о полученной этнографической информации, о шаманских камланиях и о других вещах, с точки зрения автора, важных для его работы. Можно предположить, что Г. Н. Прокофьев вел дневник на протяжении всех трех лет своего пребывания в Туруханске и Яновом Стане, но сохранились лишь записи первого года.

 

В. В. Дубовик

Переписка Лжешуйского Тимофея Акиндинова и Константина Конюхова

Тимофей Акиндинов и Константин Конюхов бежали в 1644 году за пределы московского государства, где первый принял имя князя Иоанна Тимофея Шуйского, наследника царя Василия Шуйского, а второй назвался его слугой. Все годы странствий они были вместе, однако князь Шуйский часто отправлял своего слугу с различными поручениями. Из их переписки писем первого дошло до нашего времени намного больше, чем посланий второго: вероятно, слуга князя Шуйского гораздо бережнее хранил весточки своего господина, да и московское правительство, благодаря розыскной деятельности которого сохранились эти документы, интересовали в первую очередь бумаги Лжешуйского. Письма содержат указания практического свойства и посвящены текущим делам. В посланиях, которые составляет пан м<и>л<о>стивыи слуге целоверному, и ответных писем княжеi ясностi наинижшего раба и служебника Костянтiна Конюховского - используются все приемы великокняжеской канцелярии, выработанные Лжешуйским для внешних адресатов. Адресат и адресант не выходят за пределы своей роли, остаются за выбранными для себя масками князя Шуйского и преданного слуги; частная переписка оказывается тщательно продуманной игрой, ориентированной на внешнего наблюдателя: и содержание, и оформление, так же, как и сам факт написания, являются элементами самозванческого сценария и составными частями легенды князя Шуйского.